Главная » Статьи » Мои статьи

Из истории содружества Любохонского П.П.Шадского и Бежицкого им.Виноградова партизанских отрядов.

Из истории содружества Любохонского П.П.Шадского и Бежицкого им.Виноградова партизанских отрядов.

 

Великая Отечественная война – тема вечная, поскольку с ней связаны миллионы судеб.

Идет время – годы, десятилетия, века. Всё меняется в нашей жизни: лозунги, призывы, традиции. Всё, только не память. Она не умирает. Нет, она цепко держится за события, которые потрясли человеческое сознание, для того, чтобы делать из них выводы, учиться на них. Она постоянно возвращает нас в прошлое, в далёкие годы Великой Отечественной войны.

Сегодня даже некоторые участники тех событий сами затрудняются изложить историю своего отряда, а дети бывших партизан и подавно испытывают всё большие затруднения в освещении событий партизанской борьбы в нашей округе, хотя память о тех страшных днях должна вечно жить в сердцах новых поколений.

Вот что писал об этом бывший партизан отряда им. Виноградова Н.С.Коренков в своей книге «Не ставшие на колени»: «…Проходят десятилетия, забываются даты и подробности партизанских схваток блекнут и стареют в памяти имена и лица своих товарищей. Многие из ветеранов ушли из жизни, и остается их всё меньше и меньше… Как тяжёлый сон, нет – нет, да и разбередят душу седому партизану воспоминания о пережитом военном лихолетье».

Думаю, что ещё через четверть века всё, о чем ведём сегодня речь, станет для потомков только историей, а поэтому спешу сохранить отдельные эпизоды совместной партизанской борьбы из истории Любохонского партизанского отряда П.П.Шадского и Бежицкого партизанского отряда им. Виноградова.

Организатором и первым командиром Любохонского партизанского отряда был Петр Петрович Шадский – директор Любохонского чугунолитейного завода. К сожалению, Госархив Брянской области не располагает документами о создании этого отряда во главе с П.П.Шадским. Он ошибочно значится в архивных документах, как командир роты Орджоникидзеградского партизанского отряда с 8 октября 1941 года, до дня гибели - 16 ноября 1941 года.

Первоначально, в отряд вошли коммунисты, комсомольцы, рабочие Любохонского чугунолитейного завода. 6 человек были посланы в поселок Белые берега на месячные курсы по подготовке бойцов к выполнению диверсионных актов на пути движения вражеских войск.

В это время в лесу готовился лагерь. Новая землянка была отрыта на берегу реки Болва, напротив деревни Неверь в урочище «Пупковские дачи». Более капитальный лагерь, с хорошо устроенными землянками, с продовольственной базой, санитарной службой был оборудован в 7-8 километрах от места первой стоянки, выше по р.Болва в так называемых «Улемльских дачах».

Огненный вал войны, накрыв Украину и Белоруссию, приближался к центру России. В ночь с 3 на 4 октября немцы прорвали оборону на р.Десна и вышли к Брянску. 7 октября немецкие сапоги поднимали пыль на улицах Дятькова. Вечером этого же дня, погрузив партизан на заводскую полуторку, П.П.Шадский, через деревню Пупково добрался на ней до первой стоянки отряда, расположенной в глухом лесном массиве севернее деревни Пупково, в урочище Быков рог, недалеко от впадения в Болву реки Овсорок.

Петр Петрович не был военным. Люди старшего поколения помнят его, как скромного, преданного своему делу человека. Он был хорошим организатором. Если что пообещал, обязательно сделает.

В ноябре Любохонские партизаны приступили к активным боевым действиям. Началась беспощадная лесная война. К тому же времени поступило пополнение из окруженцев. В отряд прибыл комиссар Петров И.В. и два красноармейца.

В отряде, по случаю праздника – 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции и в ответ на зверские действия в округе фашистских захватчиков было решено провести боевую операцию.

16 ноября 1941 года отряд, в составе 14 – ти человек, лесными тропами подошод к большаку Огорь – Клёнки. У партизан было два автомата, скорострельная винтовка, пулемёт и гранаты. Сделали разведку в деревню Бердовка. Жители сказали, что с утра три машины немцев поехали в селение Клёнки и скоро должны возвращаться с награбленными продуктами питания. Заминировали дорогу, устроили засаду. Послышался гул автомашин. Первая подорвалась на мине. Две другие, по команде Шадского, забросали гранатами. Оставшихся в живых немцев расстреляли из пулемета, автоматов и винтовок. Три машины и восемь гитлеровцев были уничтожены. Но досталось и партизанам. «Эх, если бы подождать, проявить осторожность! Но, обрадованные успехом, партизаны вышли из укрытия и бросились к горящим машинам, не заметив, как вслед за ними шла танкетка и ещё несколько автомобилей. Из танкетки немцы прямым огнем обстреляли партизан. П.П.Шадский, комиссар И.В.Петров и ещё трое партизан пали на большаке», - вспоминал участник этого боя Василий Иванович Шепырёв.

Спустя 70 лет, благодарные потомки из Любохны, на дороге, идущей из Бердовки на Клёнки, на месте гибели партизан соорудят памятник: (Широта 530 31’ 08” С Долгота 340 29’17” В).

На развилке дороги, идущей из Бердовки на Клёнки с поворотом на Ясную поляну установлена семитонная гранитная глыба , на которой укреплена мраморная черная плита с надписью: «Здесь, 16 ноября 1941 года, в неравном бою, погиб командир Любохонского партизанского отряда

 

Шадский Петр Петрович». А жители пос.Любохна и окрестных селений, кладут к подножию памятника живые цветы, следуя мимо памятника в населенные пункты Калужской области, или за лесными дарами в окружающие леса.

… После гибели П.П.Шадского, моральный дух в отряде снизился, начала падать дисциплина, некоторые, покинув лагерь, возвращались домой.

Вот что рассказал автору этих строк в 60-е годы ХХ столетия командир роты Орджоникидзеградского партизанского отряда, позже начальник штаба этого же отряда, Евгений Рудольфович Бернт:

«По решению горкома партии, я был направлен в тыл врага, находился в отряде, которым командовал А.И.Виноградов, начальник машиносборочного цеха Брянского машиностроительного завода – доблестный командир Бежицких партизан. Как-то моя рота нарвалась на засаду. Завязался неравный бой. Мы думали, что живым уже никто не уйдет. Погибла половина людей. С огромным трудом удалось оторваться. Дорога в отряд была отрезана. После долгих скитаний по лесу, мы натолкнулись на партизан отряда Шадского. Они тоже понесли изрядные потери. Мы решили объединиться. Через связных, я сообщил Виноградову о своих действиях и получил «добро». Многие операции проводили совместно с ротами Бежицкого отряда, командирами которых были М.П.Коршунов, Д.Г.Пуклин, и которые в это время располагались недалеко от д.Пупково в Улемских дачах.

Героическая гибель боевого командира Петра Петровича Шадского вызвала глубокую печаль среди бойцов отряда и населения, с которым он поддерживал постоянную связь. Но она же вызвала и новую патриотическую волну. Появилось ещё большее желание продолжить борьбу с врагом и дело, начатое П.П.Шадским.

Автор считает своей благородной задачей довести до поколений XXI века правду о самой страшной войне ХХ столетия: о неисчислимых жертвах, о подвигах тех, кто грудью встал на защиту Отечества.

Передаем некоторые рассказы коммуниста Бернта той памятной встречи.

Врага не щадили

(рассказ второй)

Расскажу о некоторых операциях, которые мы проводили после смерти Шадского. Мы поддерживали связь с Орджоникидзеградским отрядом и круп­ные операции разрабатывали совместно. Совместной была, например, опера­ция в Судимере. Наш отряд расположился в Улемской даче примерно в трёх-четырех километрах от деревни Пупково. 25 декабря 1941 года небольшой гар­низон немцев на станции Судимир должен был праздновать ёлку. Мы решили «поздравить» немцев с рождеством Христовым. К нам в отряд дтя разработ­ки операции был прислан начальник штаба Орджоникидзеградского отряда Марков и рота партизан во главе с Коршуновым. Около десяти часов вечера тридцать подвод партизан приблизились к станции. Ещё раз уточнили обста­новку. По сигналу красной ракеты мы устремились вперёд. Немцам не дали опомниться. В считанные секунды мы забросали гранатами здание школы, где они веселились, уничтожили всю охрану, вывели из строя два паровоза, взор­вали водокачку. На снегу остались лежать несколько десятков фашистов. Нем­цы открыли огонь лишь тогда, когда мы отъехали от станции километра два.

...Помнится операция в деревне Березино. Наши связные сообщили, что в Березино прибыл небольшой отряд немцев за продуктами. Пока они там гра­били население, мы разрабатывали план операции. Окружили Березино со всех сторон. И когда фашисты возвращались с гружеными подводами, застрочили наши пулемёты и автоматы. Один за другим падали фашисты на землю. Нем­цы разбежались, даже не оказав нам сопротивления. Погрузив трупы фашис­тов на подводы, мы доставили их к Болве и опустили в прорубь.

Много было других операций. Вот книга «Партизаны Брянщины». Здесь есть перечень операций, проведенных нашим отрядом. Это официальные дан­ные из донесений Орловскому штабу партизанского движения. Когда 8 марта 1942 года на территории Дятьковского района и части Брянского района была восстановлена Советская власть, прибыл представитель из штаба фронта и предложил всем партизанским отрядам Дятькова объединиться в партизанс­кую бригаду под командованием Орлова. Я с бежицкими товарищами возвра­тился в отряд Виноградова, а остальные товарищи под командованием Простякова и Чукова влились в Дятьковскую партизанскую бригаду.

 

О некоторых из многих

( рассказ второй)

Вас интересует судьба Любохонских патриотов? Вспоминаю боевую се­мью Скотниковых. Отец с дочерью был в нашем отряде. Хорошо помню Костю Корнеева. Его любовно прозвали колдуном. Помню Сарычева, Романов, Бондырева, отважных разведчиц Аню Догадаеву, Зину Дарковскую, Аню Литину.

Как погибла Зина Дарковская? Рад бы узнать сам. Пытались узнать. Она ушла за линию фронта с заданием и больше не вернулась.

Вспоминаю случай... Меня вызвали в штаб отряда. В это время я послал Аню Литину и Зину Дарковскую в Любохну в разведку. Только я возвратился в землянку, как вбегает со слезами Зина. Сообщает, что Аню арестовали. Узнаю подробности ареста. В Любохне девушки встретили знакомую Силакову. Пока они разговаривали, подошёл муж Силаковой - полицай Рясной. Он хорошо знал Аню, т. к. до войны был вахтёром железнодорожного моста через Болву, а Аня работала начальником станции. Короткий разговор и неожиданные слова Рясного: «Вы арестованы». Зину он отпустил, а Аню забрал с собой. В этот же день Рясной хотел отправить Аню в Дятьково, просил для этого у старосты лошадь, но тот отказал. Тогда Рясной запер её в своём доме. Выслушав доклад, я принимаю решение идти на выручку разведчицы. Моя рота и рота Пуклина ночью входят в Любохну. Устанавливаем, что фашистов в посёлке нет. Подни­маем с постели старосту и приказываем идти вместе с нами.

Окружаем дом Рясного. Староста постучал в дверь, требуя открыть. В сенях послышались шаги. Рясной отказывается открывать дверь. Тогда я выпу­стил автоматную очередь через дверь. Секунды, и дверь взломана. На полу видим раненого Рясного. Врываемся в комнату. К нам бросается Аня. Приканчиваем предателя. В сарае обнаруживаем вещи семей коммунистов и парти­зан, расстрелянных по указанию Рясного. Вещи мы раздали населению. Через два-три дня мы вновь побывали в Любохне. На окраине Фокинской улицы нам сообщили, что по донесениям Силаковой было сожжено ещё несколько домов семей коммунистов. Жители поселка просили убрать Силакову из Любохны. В тот же вечер мы выполнили просьбу жителей, «отправив её к мужу».

Народ был с нами

(рассказ третий)

- Вы спрашиваете, какая связь у нас была с населением? Если коротко говорить, то мы питали население, а население питало нас. За каждым отря­дом были закреплены определённые населённые пункты. Любохонский отряд контролировал Любохну, Пупково, Березино, Шибенец, Бердовку. Население всегда поддерживало нас. Но был случай, когда мы почувствовали, что населе­ние Березино сторонится нас. Мы пытались выяснить причину. Оказалось, что бывший директор школы Емец установил тесную связь с немцами и с их раз­решения открыл школу под своим именем в Березино. Всё население деревни было подвластно ему, боялось его, так как он всё докладывал немецким влас­тям. Когда мы узнали об этом через связных, решили рассчитаться с предате­лем. В одну из тёмных ночей он был расстрелян нами, а его дочь ушла к нам в партизаны. После этого деревня стала нашей. Во всех населённых пунктах партизаны провели массовую политическую работу: информировали о делах, происходивших на фронтах, собирали деньги по очередному государственно­му займу, оказывали помощь семьям погибших фронтовиков. Население же снабжало нас продуктами, одеждой, давало различную информацию, нас ин­тересующую.

Вот был такой случай. В оккупированной Любохне немцы решили от­крыть школу и предложили Каблуковой Антонине Николаевне работать в ней. Прежде, чем дать согласие, она обратилась к нам за советом. Мы дали согла­сие, но воспитывать она должна детей в советском духе. И она действительно много сделала, много помогла нам. Переписывала и расклеивала в посёлке листовки, собирала для нас необходимые сведения. Потом её угнали в Герма­нию, где очень изуродовали. Последний раз я видел её на одной из остановок в 1944 году, когда она возвращалась из концлагерей Германии (сейчас она рабо­тает на цементном заводе в городе Фокино).

...Могу сообщить такую деталь. Иногда у населения мы брали скот. Все­гда давали расписки, где указывали, что скот берём в счёт госпоставок 1945 года. Даже как-то смешно, ведь тогда мы не могли знать, что война окончится в 45-ом, и всё-таки всегда ставили в расписках этот год. И когда после войны репатриировали скот из Германии, все, сохранившие наши расписки, получи­ли обратно скот. Хочу сказать, что с населением мы были всегда вместе. Оно оказывало нам помощь, мы ему.

 

Уроки истории не проходят бесследно. Кровь, пролитая отцами и матерями в священной битве за родную землю, за свободу и независимость своего народа, за его счастливое будущее, будет вечно жить в памяти его сыновей, дочерей, внуков и правнуков, напоминая им о своём патриотическом долге, о необходимости выполнять его так, как это делали старшие поколения.

 

Н.Г. Бобылёв

2012г.

Категория: Мои статьи | Добавил: главный (26.04.2017)
Просмотров: 172 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar